Бомжи городского центра

mainimg
В субботу в два часа на Центральный рынок Иркутска приходит молодой человек с 15-литровым военным термосом. В нем – горячий овощной суп. Слева от городской больницы №3 он ставит на лавочку термос и ждет – через несколько минут к нему шаркающей походкой начинают подходить люди, которых мы в повседневной жизни стараемся не замечать. У них оборванная и грязная одежда, грязные, заросшие бородой и усами лица, под ногтями земля. И от них идет удушающе-неприятный запах. Это бездомные.

КАК ЛЕРМОНТОВА

– Как меня зовут? Как Лермонтова, был такой писатель…

Михаилу Юрьевичу 53 года, он имеет несколько судимостей, на свободе с 2007 года. Вначале он пытается философствовать, объясняя свое положение:


– Все люди не могут быть такими, какими бы вы их хотели видеть…


Он невысокого роста, где-то 1,65 метра. Лицо чисто выбрито, коротко пострижен, на нем теплая куртка защитного цвета, под ней свитер. Он достает из нагрудного кармана очки с темными стеклами и закрывает ими глаза. Свою бездомность он ставит под вопрос, хотя постоянного места жительства у него нет, он говорит, что может жить там, где работает.

– Молодой был – работал помощником машиниста, потом в депо. В 1982 году освободился, делал мебель. Потом снова сел, за хулиганство, подельники спалились, мне еще срок добавили. В 1997 году вышел, но после этого еще два раза закрывали. Освободился, пошел по знакомым, туда-сюда, прописали, работал то там, то тут – но везде мало платят, всегда так было. Сейчас маршрутка придет, буду по поводу работы договариваться, у меня золотые руки, могу все сделать.


Когда у него нет колыма, занимается попрошайничеством в городе.

– Вы хотите изменить свой образ жизни, постоянно на одном месте жить, работать?

– Ха-ха-ха,
– смеется хрипло, резко останавливается. – Не получается.

– Почему?

– Так, слушай, дорогая… На твоем лице целое море красоты и дай бог тебе любовника с золотыми зубами. Помоги – 17 рублей…


– Спиртные напитки?


– Употребляю, но не так уж часто. Когда плохо, вроде накатишь… и жизнь хороша, и прокурор хороший, и срок нормальный.


УЗКОЕ БУТЫЛОЧНОЕ ГОРЛЫШКО


Недалеко от светофора через улицу Урицкого возле забора на бетонном бордюре сидит, скрючившись, мужчина. Перед ним на асфальте лежит шапка. От супа он отказывается, ему плохо с желудком – говорит, спиртом отравился.

Его история: во времена «сухого» закона купил три бутылки водки, а их у него украли, он пошел возвращать, случилась драка, ему дали срок – 11 лет. Стаж бездомности – 12 лет.


– Вот сыну у меня 12 лет 28 марта исполнилось, он родился – и я ушел. Жена говорит: “Будешь пить, уйду”. Я говорю: “Вот дверь, уходи”. А потом плюнул, продал дом и уехал.

– Вы не хотите изменить свой образ жизни?

– Нет, в центр (реабилитации – прим. автора) не пойду, шесть раз там был. Ни покурить, ни выпить, ни сматериться. И пожрать здесь можно лучше, чем в реабилитационном центре: за ресторанами кули выставляют, мы их дербаним и выбираем то, что надо: чебуреки, позы, пельмени, котлеты – чего там только нет… Летом – можно спать под любым кустом, зимой ночую рядом с горячим трубами, там в любую погоду жарко, можно по пояс раздеваться… только стекловата набивается в одежду и колет… Получается «поднять» новые шмотки, иду в баню на Трилиссера, моюсь, переодеваюсь.

Зарабатывает он попрошайничеством, сдачей бутылок и банок.

– Зачем же вам деньги?

– Нам же тоже надо жить,
– удивляется такому вопросу, – курево нужно. Сегодня у меня день рождение… купим спирта, посидим.

НИКОГДА НЕ СБУДУТСЯ МЕЧТЫ


За углом еще одна «точка». На таком же бетонном бордюре сидят два парня – перед ними шапка с головы одного из них, в ней монетами наберется рублей 25-30.

Сергею тридцать лет, холост, но говорит, что есть две дочери. У него 10 классов образования, три судимости, на улице живет около десяти лет, алкоголик, родом со Слюдянки. Родственники есть, но они с ним не общаются.


– В Братске, Усть-Илимске жил. Сторожем, охранником работал, зарплату не получал… обещали – 15 тысяч в месяц, платили 100 рублей в день, жил на работе.

С его слов, в то время он выпивал только по выходным. В Иркутске находится уже давно, живет в люках (в колодцах), либо в подвалах, подъездах. Говорит, что он рыбак, поедет рыбачить, работу найдет легко, его «хоть кто наймет». Но видно, что это всего лишь слова, в которые он не верит, и сам знает, что никогда и никуда не поедет.

Рядом с ним сидит Михаил, ему чуть больше тридцати лет, он холост, детей нет. Образование среднее специальное, служил в армии. Он тоже со Слюдянки, только из поселка в Мамско-Чуйском районе.


– Источник дохода?


– По-разному… у меня от леса зависит. Если на экспорт – с одного куба 500 рублей, если на целлюлозу, то меньше.


Сначала в Шелехове таксистом работал, земляк помог устроиться, потом приехал в Иркутск. Здесь на рынке к нему подошли и предложили работу на заготовках древесины. За свою работу как таковых наличных денег он не получал – говорит, хозяин их на карточку кладет, а карточку у себя держит. Работникам иногда выдается немного денег, «чтобы душу отвести».

– Почему я бездомный? – удивляется. – Поселок Мама, мать там. Просто там работы нет, субсидия идет – поселок наш закрыли, а жилье людям в другом месте не предоставили. Почему здесь сижу? Чтобы меня знакомые не видели. Вчера на остановке ночевал, уже не было сил дойти до дома. У меня все есть: бабка, мамка. Могу в Радищево к сестре двоюродной поехать, в деревню – бабушке помогаю.

Он бы, конечно, хотел иметь свою семью и дом, но видно, что слабость Михаила – это выпивка.

ДО ПЕРВОГО ЛАРЬКА

Пока мы разговариваем, к нам подходит парень в спортивном костюме, капюшон накинут сверху на шапку. Он здоровается с Сергеем, но без рукопожатия, дает ему закурить. Его тоже зовут Михаил, ему 30 лет.

– У меня ни Родины, ни флага. Второй год как на улице живу.

Он судим, первый раз сел семь лет назад, сейчас у него условный срок.

– Семь лет назад я начал жить со своей первой женой, тогда мечтал о благополучной семье, – он достает пачку, тут же какой-то прохожий парень спрашивает у него сигарету, он дает одну ему и сам закуривает, продолжает рассказывать. – Работал с утра до вечера, всю зарплату приносил домой. Меня сгубили мои друзья, до этого я общался в кругу людей – тогда я этого не понимал – у которых нет ничего святого. Они меня стали угнетать: “Ты домосед, подкаблучник”. “Дибилы вы, когда-нибудь поймете, что это правильно”, – говорил я им. Жена забеременела… В оконцовке я опять начал с ними: вечером после работы я не домой иду, а с друзьями в пивнушку, кабак, сауну. Родилась дочка, меня судили, с женой разошлись. Переехал сюда, жил на 4-й железнодорожной с прекрасной девушкой, до сих пор ее люблю. Через три года началось то же самое. Друзья – алкоголики и наркоманы, я сам бывший наркоман.

– Наркотики когда перестали употреблять?

– Больше года уже, сейчас только пью. Просто отказался, понял, что вся проблема в наркотиках: круг общения – наркоманы, алкоголики, уголовники. Где наркотики, там разруха. Здоровье хуже стало из-за них. Раньше влегкую мог занести 100 кг на четвертый этаж, сейчас 50 кг даже на третий не подниму, зубы почти все потерял.
imgimgimgimg
“Люки и улица – дом мой родной…”

Михаил говорит, что зарабатывает колымом. Сегодня он ушел из центра «Преображение», познакомился с ними на днях здесь же, на рынке, они кормили бездомных.

– Замечательные условия в центре, – говорит он, – только роптания со старшим братом случились. Он меня на «штукатурку» поставил – а я не умею. Говорю ему: “Не хочу заниматься!” Он в ответ: “Смиряйся, ты же к Богу пришел”… Я знаю, что это такое, смирение, и говорю ему, что не буду. Мне проще с металлом работать: я техник-технолог сварочного производства, когда работал с сантехникой, никто на меня не жаловался… Вот и ушел от них, вроде как на работу, а сам сюда приехал. Здесь, естественно, выпил, вот, курю… А в центре это нельзя – по Библии же все живут.

…Я верующий. Согласно Библии, я духом слаб и плоть моя требует искушения: алкоголь, табак, наркотики, прелюбодеяние. Мне много не надо – дойти до первого ларька, и все – пошло-поехало.

…Два года назад я три месяца жил в ангарском центре «Благословение». Еще бы полмесяца прошло, и меня освятило святым духом, но я ушел… На Пасху вышел в город, старшему брату говорил, что мне нельзя в город – увижу знакомых, и лукавый меня искусит, а он мне не поверил. “Если ты хочешь быть с Богом – держись, смиряйся”. Говорю: “Я не смогу”. Так и получилось, как я сказал… Об этом я очень сильно жалею, но в тот центр вернуться не могу, мне стыдно… А к этим сегодня не могу вернуться – от меня перегаром пахнет. Похожу еще, рынок собираться начнет – голодным не останусь. Завтра что-нибудь придумаю, и дело не в том, что мне жить негде или покушать, просто для успокоения своей души.


Он чуть помолчал и продолжил:

– В центре вечером обсуждают проблемы каждого, разбирают Библию. Я слушал, слушал, а потом встал и сказал: “Да мне на вас вообще по барабану! Ни любви, ни тоски, ни жалости, даже к самому себе… Я сам себя не люблю – ненавижу, как я могу возлюбить ближних?!” Очень сильно я в себе разочаровался…


Он говорит, что в центре можно только «тормознуться». Ты там чистый, накормленный: как рассада в теплице. А потом на улицу выпускают – и делай, что хочешь. Большинство возвращаются к прежним знакомым и, соответственно, образу жизни.

Михаил, чувствуя, что сказать нам уже нечего, сам говорит: «Приятно было пообщаться, вам уже бежать пора», прощается и уходит.

Вера Альтерэго
Фото автора
В жизни есть сложные ситуации, в которых не знаешь, как себя вести. Особенно с бездомными. Дать рубль – пропьют, не дать – а вдруг действительно на хлеб просит? Молодой человек с супом – волонтер благотворительной организации “Амурт”. Здесь, на Центральном рынке, он каждую субботу, и кормит тех, кто к нему подходит – бездомные о волонтерах знают (кстати, амуртовцы в этом деле не единственные). Для себя волонтеры проблему помощи бомжам решили так: “Каждому человеку должны быть предоставлены минимальные условия для жизни: жилье, сон, еда. Бездомные лишены даже этого, мы можем их покормить раз в неделю – значит, будем это делать”.

Вера Альтерэго • 10 января 2013 в 12:37

Комментарии2

- Отличный материал, интересно было читать эти, хотя и немного банальные, но - настоящие, истории. Даже лица некоторые смутно знакомы - встречал несколько раз на улицах.
12 января 2013
Да, действительно хороший материал, многогранный!!! И у каждого своя правда жизни...
24 апреля 2013
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться