Американский психопат с французским шиком

mainimg
Одно дело, когда сходил в кино, посмотрел и забыл. Другое – когда после фильма мучают кошмары. Вот выходим мы с подругой из кинотеатра после «Маньяка» и идем по ночному городу, по злачным районам, и все пытаемся отойти от полученного на киносеансе впечатления. Каждый шорох пугает, немногочисленные встречные люди кажутся предвестниками конца жизни и даже самая добрая и расслабляющая музыка не дает ощущения защищенности. Единственное стабильное, что остается в такой момент в жизни – уверенность в том, что если за нами придет какой-нибудь Фрэнк Зито, то никуда не денешься. Он все равно нас убьет. Если не ножом, то своим ангельским взглядом.

Как известно, нынешний «Маньяк» - ремейк одноименного сплэттера 1980 года. Первый фильм современники называли по-настоящему страшным. Тогда каноны жанров еще формировались, и появление подобного злодея было настоящей революцией. Своеобразные «трудовые будни» рядового убийцы шокировали многих. Но сейчас зрителя не просто даже удивить, не то, что шокировать. На мой взгляд, у «Маньяка» есть все основания рано или поздно занять свое место в зале славы фильмов ужасов и триллеров. Режиссеру Франку Халфуну удалось сохранить основную идею оригинала, его атмосферу, все самое сочное из разряда afraid. Фильмы объединяет сюжет, предельная натуралистичность и психологизм. Свежее дыхание, порыв вдохновения – вот то, что удалось привнести создателям в обновленную версию. А это, поверьте, уже немало. История вроде бы обычная: Фрэнк (Элайджа Вуд) – реставратор манекенов в третьем поколении - после смерти матери остается один-одинешенек в своей мастерской. Его крыша начинает очень зрелищно съезжать (любителям кишок и крови на экране будет интересно). Но в непредсказуемый момент жизнь подкидывает ему испытание любовью. И маньяку-убийце предстоит как-то это испытание пройти.


О сценарии, думаю, говорить не стоит. Это действительно интересная история. А вот режиссерская работа и количество художественно-изобразительных средств и находок способны вызвать эстетический катарсис. Начнем с того, что весь мир, окружающий главного героя, мы видим только его глазами. Это словно экскурсия в его жизнь. В этом помогает прием съемки от первого лица: Вуду приходилось быть не только исполнителем главной роли, но в какой-то степени и оператором. Фрэнк представлен очень внимательным и наблюдательным человеком, он способен видеть сущности других персонажей благодаря своей наблюдательности, внимательности и сосредоточенности. Каждая жертва находится в поле зрения убийцы сравнительно недолго, но даже за считаные минуты можно понять, что за человек гибнет от руки маньяка. В стрессовых ситуациях, как правило, в человеке раскрываются все самые глубинные черты характера. И создатели фильма активно пользуются этим правилом.


Мои знакомые, недовольные фильмом в один голос утверждали, что режиссер совершил большую ошибку, сняв кино, призванное хоть как-то реабилитировать убийцу людей. Мол, убийство есть убийство. Мне не хочется вступать в дискуссию, но если внимательно кино досмотреть, то можно понять, что попытки реабилитации не было. Напротив, в «Маньяке» передан дух отвращения к тупой обыденности таких людей, для которых совершить что-то плохое так же просто, как сходить в магазин. Более глубокого исследования мира больного человека здесь нет, но крайне удачная передача внешних проявлений и симптомов с лихвой компенсирует это отсутствие. Оправдание – да, здесь все безумства объясняются весьма просто (потеря близкого человека + одиночество + болезнь), но реабилитация – нет.


Тут же стоит сказать о музыке: о, да! Музыка здесь гораздо круче, чем все остальное (даже лучше, чем Элайджа Вуд!) Скажем так, она настолько крутая, что придя домой я первым делом стала качать ее, а не искать понравившиеся кадры. Заслуженный кинокомпозитор Роб (Rob) превзошел самого себя. Настолько атмосферного и совпадающего с идеей действа саундтрека мне еще не приходилось слышать. Она подчеркивает все оттенки происходящего на экране и местами подчиняет эмоции зрителя себе первее, чем картинка.


Как женщина, я просто обязана написать о Вуде. Думаю, большинство зрителей может привлечь такое его амплуа. Раньше мы видели, как Элайджа пугается сам, но никогда еще не видели, как он пугает других. Лицо Фрэнка Зито, облик в целом появляются в кадре только в отражениях зеркал или других поверхностей. Но весь фильм мы слышим его голос, дыхание, видим его руки. При таком минимальном наборе задействованных органов высокооплачиваемого актера, невольно начинаешь задумываться о том, что за съемки с лицом он попросил гораздо больше, чем ему в итоге заплатили за частичное использование тела. Или что на самом деле снимался другой человек, а Вуд только озвучил его. Вообще, роль лица слишком переоценена. И Вуд это с блеском доказывает в контексте «Маньяка».


Контраст, построенный на внешности злодея и его поступках, заставляет съеживаться все внутри. Фрэнк выглядит слишком реальным, и во многом именно потому, что у зрителя остается куча простора для фантазии. Мы можем самостоятельно представить то или иное выражение его лица. А ведь наши личные переживания всегда более значимы, чем то, что нам показывают или рассказывают. Вся индивидуальность персонажа прячется как раз в его вроде бы отсутствии и для самого себя. Почти каждый раз, когда он видит себя, он пугается вместе со зрителем. Миниатюрные, но смертоносные ручки и пальчики, костяшки пальцев с бесконечными кровоподтеками – вот портрет Фрэнка. Он видит себя только так. Он влияет на мир этими руками. Таким образом, каждое появление его лица, каждого его взгляда становятся уникальными из-за своей редкости.


Этот вроде бы отрицательный герой вообще очень колоритная личность. Он не личность, принадлежащая сама себе, он – всего лишь отражение всех трагедий, которые происходили с ним, болезненный сгусток порочности известного ему мира. На всем облике героя словно лежит печать неудачи, отсутствия любви, он ощущает свою незначительную роль в жизни окружающих. Он – больной элемент общества. Никому нет дела до того, что происходит в его маленьком мире – магазине. Единственный, кто испытывает какой-то интерес к жизни маньяка – это Анна. Она по-хорошему одержима схожими идеями творчества, и этот общий интерес дает толчок к теплым взаимным чувствам. Но, уже рожденный нежеланным и лишним, Фрэнк даже не пытается вылезти из своего психологического шкафа, а пытается затащить Анну туда же. В последующей трагедии виноваты оба. Фрэнк в том, что не смог быть честным. Анна – в том, что не захотела увидеть настоящего Фрэнка, попытаться сблизиться с ним, раскрыть его тайны. Глупо перевешивать ответственность за ошибки воспитания на посторонних людей, но все же какая-то жалость к такому милому хомячку, у меня есть.


Бред Дуриф, малыш Билли с голубыми глазками из «Пролетая над гнездом кукушки», после прихода славы принципиально отказывался от ролей, эксплуатирующих его ангельскую внешность. В Америке он добился статуса культового актера дешевого трэша, но таки снялся в популярнейшем «Властелине колец», но в роли одного из самых мерзких персонажей – Гнилоуста. И, какое совпадение, актер глазами и лицом Элайджа Вуд, снявшись в «Маньяке» внезапно вырос, переквалифицировавшись в актера дыханием и руками. Плюс или минус участие в таком проекте, закономерность или случайность, покажет только время.

Расписание и трейлер фильма «Маньяк» смотрите здесь.
Настя Вазовски • 26 марта 2013 в 14:53

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться